Яша Скрипкин
храни меня господь, потому что я не
Название: Последний приказ капитана
Автор: Яша Скрипкин
Фэндом: One Piece
Пейринг или персонажи: Усопп/Нами
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Ангст, POV
Предупреждения: Смерть персонажа
Саммари: Мугивары нашли Ван Пис, Луффи умер.

Нами нашла меня поздним вечером второго дня.

Не то, чтобы меня нужно было искать: я был в самом центре, на самой верхушке, мой голос разливался над всей огромной долиной, заполненной людьми так густо, что, действительно, яблоку негде было упасть. Я был пьян и счастлив, но боялся замолчать хотя бы на секунду - мне казалось, что если я замолчу, вся долина рухнет в объятия чёрной молчаливой бездны. Мне нечего было бояться, ведь всё было давным-давно позади - но страх крепко сжимал моё сердце.
У Нами был такой вид, будто она отчаянно искала меня эти два дня, и никак не могла найти. Кто-то нацепил ей на голову дурацкий полосатый колпак, её рыжие пряди выбивались из-под него, лезли в уши, в рот и в карие, напряжённо вглядывающиеся в меня глаза.

Если хочешь спрятать что-то - положи на самое видное место.

Я спрыгнул со своего постамента, я хотел крикнуть Нами: «Эй, госпожа навигатор, а ведь мы нашли этот чёртов Ван Пис!», но Нами опередила меня:
- Ещё пара дней, Усопп, и всё закончится, - выдохнула она, заглядывая мне в глаза.
Мне показалось, что я не спрыгнул с постамента, крепко укрепившись ногами на земле, что я подскользнулся и лечу с него вниз - в тёмную бездну.
- Что может закончиться, Нами, - рассмеялся я, - Всё только начинается, чёрт возьми! - я залился громким хохотом, отчаянно надеясь, что он звучит торжественно.
Нами больно вцепилась мне в руку, и смех застрял у меня в глотке.
- Всё закончилось, Усопп, не валяй дурака. Мы шли к этому дню, мы пришли и победили - но кому нужна эта победа, если Луффи нет рядом?

Однажды Джевелри Бонни превратила Нами в маленького ребёнка - и честное слово, Нами была самой храброй девочкой на всём белом свете, но никто, кажется, не замечал, как страшно ей было в маленьком беззащитном теле - как она обнимала себя за худенькие плечи, думая, что никто не видит, и смотрела широко раскрытыми глазами в пустоту - будто пытаясь найти там сил для своего тела.
Она смотрела теперь мне в глаза точно так же - будто надеясь найти во мне опору.

Прости, Нами, но я падаю в бездну вместе с тобой, неужели ты не видишь, как я лечу и глупо размахиваю руками рядом с тобой?

«Наши накама чудовищно сильны, но у нас с тобой нет их силы» - сказала однажды Нами, и я усовершенствовал наше оружие, как только смог. Призвал на помощь Нами грозу и молнии, окружил себя зубастыми растениями - и некоторые пираты бежали в ужасе от силы нашего оружия.
А в нас самих силы не прибавилось ни на дюйм - я всё тот же трус, она - маленькая заплаканная девочка с захваченного рыболюдьми острова. Мне снится ночами, как я бегу по своей деревне и кричу «Пираты! На нас напали пираты!», а меня никто не слушает - в ответ мне раздаются лишь хлопки закрываемых ставен.

Нашей силой всегда был Луффи - смешной, добрый гуттаперчевый мальчик. Он не боялся лезть на вершину и с хохотом прыгать вниз - я же боюсь даже стоять на твёрдой земле.
Без Луффи мы - слепые щенки, беззащитно елозящие на мягких животах по грязной земле.
У нас есть Ван Пис, да зачем он нам - зачем мне быть Великим Воином, если я не могу защитить своего капитана, зачем Нами быть лучшим в мире навигатором, если нет капитана, чей корабль ей нужно вести по морям?

Я хочу сказать это всё Нами в лицо, но я не могу - я распадусь на кричащие от страха и боли кусочки, точно переваренная лапша, если раскрою свой рот.

- Мы должны что-то решить прямо сейчас, Усопп, - говорит Нами, твёрдо выговаривая каждое слово.
«Ничего не говори, дурочка, - хочется крикнуть мне, - иначе ты тоже развалишься на бесполезные части».
Но я вдруг говорю:
- Нами, прекрати волноваться.
- Нами, Луффи ведь сказал - «Идите дальше без меня».
- Он улыбнулся, ты помнишь, Нами, как он нам улыбнулся? - я сжимаю в руке её белое запястье и пытливо гляжу ей в лицо. Нами бледная, и глаза у неё больные, напряжённые.
- Эта чёртова Воля Ди! - я начинаю смеяться, а на моих глазах выступают слёзы. Моя рука, сжимающая руку Нами, дрожит. - Он так широко нам улыбался, что у него рана на голове раскрылась, и кровь полилась на зубы, а он говорит: «Идите дальше без меня!».
Нами плачет и шепчет:
- Усопп, прекрати!
И я будто бы просыпаюсь от долгого, горького кошмара.
- Капитан велел нам жить дальше, госпожа навигатор, - говорю я, и мой голос мне кажется незнакомым, он чей-то чужой - такой голос может принадлежать лишь человеку, уверенному в своих силах.
- Нам будет очень тяжело, друг мой, - тихо говорю я, прижимаясь своим лбом ко лбу Нами. Нами дрожит, но замирает, когда я кладу руку на её затылок и вплетаю свои пальцы в её рыжие волосы. - Но Луффи велел нам жить дальше, а ведь мы не можем ослушаться своего капитана, как думаешь?
Я чувствую, как в последний раз вздрагивает Нами, как расслабляется в моих руках её тело.
Я чувствую своей краснеющей щекой, как Нами прижимается губами и шепчет мне: «Да».

Название: Несдержанные обещания
Автор: Яша Скрипкин
Фэндом: One Piece
Пейринг или персонажи: Усопп/Кая (со стороны Усоппа), Усопп | Нами
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Ангст, POV
Саммари: Усоппу где-то около сорока лет, он возвращается в родную деревню и сталкивается с неожиданными открытиями.

Кая приходит и говорит:
- Усопп, почему у тебя всё время задвинуты шторы? Мы в гости к тебе пришли, а ты даже разглядеть нас толком не можешь из-за темени вокруг. И к тому же, сидеть в потёмках вредно для здоровья, - полушутливо грозит она пальцем.

У неё очаровательные детишки – девочка Майя и мальчик Карл. Майя – маленькая мамина копия, те же внимательные тёмные глазки, ровный овал лица, только волосы отливают на солнышке медью – у Каи же волосы похожи на светлую молодую пшеницу. Карл – старший сын, серьёзный и даже чуточку надуто важный, с пятном родинки на подбородке и небольшим прямым носом. Если бы он был моим сыном, то у него был бы носище, похожий на хорошо наточенный карандаш, но Карл – не мой сын, так же как и Майя – не моя дочь.

Когда я вернулся, Кая представила мне своего мужа – Джона, высокого и русоволосого, с красивым правильным носом и ровной осанкой. Джон добродушно поджимал бескровные губы и приветливо глядел мне в глаза – надёжный, добрый Джон, коллега с работы и отец детей Каи.
Я же был так огорошен и ошарашен, буквально обезглавлен новостью, что никак не мог нацепить на лицо такую же добродушную улыбку. Вывалился с промасленной пиратской лодки, чёрный от загара, грязный от долгой дороги, и глядел глупыми глазами на протянутую ладонь Джона – длинную и плоскую, чистую до белизны, какой и должна быть рука любого доктора, - и боялся протянуть в ответ свою собственную ладонь – широченную, чёрную и мозолистую. Я очень боялся его запачкать.

Время, оказывается, никогда не стоит на месте, даже в таком тихом и пыльном местечке, как моя деревня Сиропа. За все те годы, то я плавал вместе с командой Мугивар, здесь не изменилось ровным счётом ничего – те же узкие жёлтые дорожки, маленькие дома под жестяной или соломенной крышей, ленивые куры квохчут в канавах. Не изменилось совершенно ничего.

И в то же время, изменилось абсолютно всё.

Я больше не был местным клоуном – мужчины уважительно сжимали мне руку, а женщины, те самые женщины, что почти два десятка лет назад швыряли в меня чугунные котелки, приветливо улыбались и звали на чай. «Наша деревня родила на свет Великого воина морей!» - уважительно шептали они, с удовольствием забывая о том, что в первую очередь я был всё же пиратом.

Когда я уплывал, Кая стояла на берегу, махала мне рукой и обещала, что обязательно станет замечательным врачом и дождётся моего возвращения. Рядом с ней радостно подпрыгивал Мерри, ветер трепал его смешные кудрявые волосы.
- Кая стала таким чудесным доктором, Усопп, к ней люди едут со всех соседних деревень, чтобы лечиться, - хвастается мне Мерри, промокая платочком набежавшие на глаза слёзы. Мерри стал совсем стареньким – ревматизм уже не даёт радостно прыгать, а ему, я вижу, ужасно хотелось бы.
- Наша милая Кая ведь исполнила данное тебе обещание, да, Усопп? И ты своё обещание выполнил, стал Великим воином морей! – Мерри от удовольствия хлопает в ладоши, по его морщинистым щёкам катятся крупные светлые слезинки.
«Наша милая Кая стала замечательным доктором, но почему она не дождалась меня?» - хочу я спросить у Мерри, но опускаю голову ниже, чтобы он не увидел моего лица, и ничего не говорю.

Я взрослый, смелый и отважный мужик, мои волосы посеребрило время и солёный морской ветер, и поэтому я имею полное право обидеться и запереться в доме своей матери, что я, собственно говоря, и делаю.
Я задёргиваю плотные оранжевые шторы, отчего в доме становится сумрачно и уютно, никаких лишних звуков, только тесное, пульсирующее оранжевым теплом пространство - здесь совсем как в желудке у Морского короля. Я брожу по скрипучим половицам вверх-вниз – из застывшей комнаты матери в свою комнату – здесь на стенах вместо обоев мои рисунки – чудища и бровастые викинги, у которых на кольца кольчуги налипли мёртвые мухи. Я слоняюсь из угла в угол и баюкаю крепкую обиду в груди – как будто мне снова шесть лет, умерла мама и оставила меня одного на всём белом свете. Кая живая, я в любую секунду могу увидеть её – но она безнадёжно далеко, я не могу дотянуться до неё руками, мне будто бы опять шесть лет, я кричу и тянусь руками к маме, а старуха-соседка сопит мне в ухо и крепко держит меня за плечи, не подпуская.

Несмотря на то, что в моей родной и вероломной деревне за двадцать лет всё коренным образом изменилось, кое-что всё же осталось по-старому – до старушки ужасно медленно доходят технологии стремительно развивающегося мира, и потому Ден Ден Муши на всю деревню всего один, и находится в отдельно поставленной для него синей будочке, с приставленным к ней мальчишкой-бегунком.

Я решаю ненадолго выбраться из своего уютного оранжевого чрева и постирать на улице бельё, когда по жёлтой тропинке прибегает длинноногий бегунок. Я стою на шатком крыльце, сжимаю в руках красный тазик с серым и слипшимся от долгого лежания бельём, жмурюсь от яркого солнца и до боли вглядываюсь во взволнованное и чумазое от пыли лицо – и ничего не могу понять.

- Кто мне звонит? – удивлённо переспрашиваю я.

- Мисс Навигатор, - повторяет, задыхаясь, мальчишка. – Она велела передать, что вы очень срочно должны подойти к телефону, и что я должен бежать как можно быстрее, иначе у неё остынет чай, и тогда она меня убьёт, - мальчик с особенным выражением проговаривает последнюю часть предложения, по-видимому, искренне считая эту часть самой важной, и вцепляется дрожащими пальцами в край красного тазика, который я судорожно сжимаю своими ладонями, - Немедленно бегите к будке, я серьёзно вам говорю, эта женщина такая жуткая!

Тазик глухо стукается о ступеньки, мальчишка облегчённо выдыхает, а я со всех ног бегу к будке.

Ден Ден Муши строго смотрит на меня карим глазом и сходу принимается ругаться:
- Какой ты медленный, у меня прямо руки чешутся тебя за нос оттаскать, твоё счастье, что меня рядом нету!
Я сжимаю во вспотевших ладонях улитку и отчаянно хочу пожаловаться: «Нами, меня тут обижают!», но вместо этого глупо спрашиваю:
- Как ты смогла сюда дозвониться?
- Это не важно, - отмахивается от меня улитка, - Важно то, что ты должен прямо сейчас собрать манатки и на первом же корабле приплыть в деревню Зелёного листа, это недалеко от твоей деревушки, а дальше ты…
Нами говорит что-то ещё, её голос звучит как торжественная и радостная барабанная дробь, губы Ден Ден Муши не всегда успевают за ней, бедная улитка кривится и страшно потеет от напряжения.
Я усаживаюсь на колченогую лавочку и впитываю в себя голос Нами – я так беззаветно счастлив слышать его, оказывается, я ужасно соскучился по ней. Наш милый, отважный навигатор, вечно занятый картами и сокровищами, я думал, она навсегда пропала, исчезла за чёрными линиями координатной сети и крупным штампом Розы ветров.
- Ты первая, кто дозвонился ко мне сюда, - бездумно говорю я, - Я так рад слышать твой голос, Нами.
Улитка запинается на полуслове, сжимает губы в тонкую ниточку и краснеет до самого панциря.
- Ты меня вообще не слушаешь! – кричит она, - Ты должен завтра же приплыть в указанное место, ты понял меня? Если не отправишься прямо сейчас, через неделю мы не сможем встретиться, и тогда я не представляю, где и как ловить тебя за твой глупый нос.

Впервые с момента своего прибытия на родной остров я чувствую странную лёгкость в груди. Я обещаю Нами, что мы обязательно встретимся, она обзывает меня «дураком» и отключается.

Всё, что я кладу в свой рюкзак – это пару футболок и весь арсенал оружия, заплесневевший от долгого бездействия. Нами сказала: «там будет опасно» и «нам могут надавать по шее, Усопп, но мы-то ведь можем чью-нибудь шею и открутить!». Прежде чем выйти из дома, я сдёргиваю со всех окон шторы, и в комнаты тут же проникает солнечный свет, безжалостно высвечивая проеденную термитами мебель и пыльные остовы прошлого на полках – точно так же безжалостно вижу я теперь свою лживую душу.

Уплывая двадцать лет назад с Мугиварами, я мысленно, про себя пообещал Кае, что где бы ни был я, и что бы со мной не случилось, я сохраню любовь к ней в своём сердце.
Я вспоминаю звенящий от возбуждения голос Нами, покрасневший от моих слов Ден Ден Муши, и в груди у меня появляется сладкая тяжесть.
На пороге дома меня вдруг останавливает мысль: «Получается ведь, что я тоже не сдержал своего обещания!». Я заливаюсь громким смехом, впервые с того дня, как вернулся обратно домой, возвращаюсь по скрипучим лестницам обратно в свою комнату и оставляю на столе короткую записку для Каи: «Прости, что опять уезжаю, Кая, прощай, и будь, пожалуйста, счастлива».

На расстоянии одной недели меня нетерпеливо ожидает мой милый и замечательный навигатор.

@темы: Фанфикшен, Усопп/Нами, Усопп/Кайя