Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:53 

Ниал
кофейная колыбельная
Название: Барон Суббота и Матушка Бриджит
Автор: Ниал
Фэндом: One Piece
Пэйринг: Брук/Нами
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Мистика, Мифические существа
Предупреждения: OOC
Размер: Драббл
Статус: закончен
Описание: написано на ЗФБ-15

Снег пошёл неожиданно, но привычно. Он накрыл Санни Го пышной белой шубкой, искристым водяным мехом, приятно кусающим руки. Он отражал звёзды и луну и серебрился, серебрился, серебрился! Волшебная ночь. Ясная ночь.

Нами не спится, она ходит по палубе спиной вперёд и смотрит на следы своих тёплых сапог, и следы отвечают ей сочным хрустом. Нами, любящая тепло и мандариновое солнце, улыбается, и снежная шапка укутывает бронзу её рыжих волос. Навигатор делает почётный круг вокруг сугроба, спотыкается об собственные ноги и падает, взмахнув руками. У самого снега её ловят ледяные руки, и чувственная дрожь спускается табуном диких лошадей по позвоночнику.

У Нами горячие, пунцовые от морозца щёки и полные чувственные губы, а у Брука провал глазниц и тонкая кожа перчаток. Она танцует свой танец, а он играет ей музыку. Всё привычно, всё как всегда.

Корабль качается на волнах, словно вокруг не минус много градусов, а обычный погожий день, и музыкант качает свою партнёршу, баюкает и оберегает в кольце тонких сильных рук. Над Гранд Лайн вьются диким плющом коварная мелодия скрипки, изгибаясь вокруг задорных ритмов джембе, и Нами шустро отбивает ножками в такт. В её глазах сверкают искры пламени, на лоб падает огненный локон, и Брук заправляет его за ухо лёгким движением, будто стирает алую кровь.

Шепчут свои тайны маракасы, и хрустит под ногами снег, взметается лёгкими хлопьями. Старый как мир ритм волнует кровь, и Нами изгибается причудливо в изящных и женственных движениях. Холод прикосновений и душевный пожар добавляют своей пикантности, и женщина бесстыже прижимается к партнёру, улыбается томно, и ей чудится ответная улыбка на застывшем лице. Брук что-то напевает, но слов не разобрать, и молодая женщина только верит и тает под звуки, оказывается, низкого и глубокого баритона.

На часах час нового дня, и ещё остаётся время на хриплый шёпот ветра, на ледяные поцелуи и на новый дикий вальс. Нами хохочет, и её смех слышен в каждом уголке мира, и те, кто оказался вне уютных стен дома, дрожат от первобытного ужаса. Брук снисходителен, позволяет своей леди маленькие капризы, целует ручки и добавляет красный перец в чарку с ромом, чтобы потом испить жгучую смесь с чужих губ.

Ночь с пятницы на субботу только началась.



Название: К удаче
Автор: Ниал
Фэндом: One Piece
Пэйринг: Луффи/Виви
Рейтинг: G
Жанры: Гет, Романтика
Размер: Драббл
Статус: закончен
Описание: Шанкс говорил мне, что золотой плавник к удаче. Значит, у нас всё получится.

Виви влилась в их компанию легко и непринуждённо, словно заняла своё место, тихо, без стука, одной улыбкой открывая себе дверь в новый, полный дружбы и сокровищ мир. Она смеялась вместе с ними, ела за одним столом и в глубине души лелеяла свою боль, не уступая в этом никому из мугивар. Тонкая, хрупкая, она была создана для мраморных коридоров и мягких постелей, а оказалась посреди океана с устремлённым вдаль взором. Виви была счастлива и безрассудна, насколько это было возможно, и только в этом отличалась от пиратов - те давно переступили через грань возможного, отделяющую "нормального человека" от "психа". Возможно, именно поэтому всё случилось, как случилось, но пока...
Пока корабль покачивался на волнах, а над головой пролетали редкие чайки - земля была
рядом, тонкой кромкой в подзорной трубе. Ветерок игрался в длинных волосах причудливого голубого оттенка, словно перепутав их с морскими волнами, а из камбуза доносился привычный перезвон посуды. Было примерно шесть утра, может, чуть меньше, и почти все пираты ещё спали, отказываясь расставаться с самыми яркими снами. Нефертари же не спалось. Словно предчувствуя все грядущие трудности, её сердце сбивалось с привычного такта, ускоряясь, а адреналин бил в голову. Хотелось действовать, выплеснуть неизвестно откуда взявшуюся энергию, чтобы привести мысли в порядок.
- Почему ты всегда смотришь в море? - её голос был тих, напоминал таинственное шуршание прибоя. В него хотелось завернуться, как в тёплое одеяло, чтобы он грел своей особенной интимной интонацией. - Что ты там видишь?
Виви и правда не понимала. Да, красота вокруг неописуемая, но и она может надоесть. А Луффи всё смотрел, улыбался, шляпу от ветра-воришки придерживал. Словно видел что-то особенное. Виви решительно поджала губы и обхватила Мерри за "шею", пытаясь занять место капитана. Вдруг это просто ракурс особенный? Но овечка явно решила сопротивляться, и принцесса была уверена, что услышала недовольное ворчание. Пальцы заскользили по дереву, равновесие неожиданно куда-то пропало, а море, до этого успокаивающее своей глубокой синевой, словно почернело. Виви невольно вскрикнула и нелепо взмахнула руками, но неожиданное тепло на талии удержало в полуподвешеном состоянии.
- Плавать ещё холодно, - беспечно отозвались сверху хриплым заспанным голосом, и тепло без усилий потянуло Виви вверх, прижимая к надёжному крепкому телу. Принцесса судорожно хватала ртом воздух, её руки дрожали, хотя опасность миновала. Луффи тихо захихикал, за что тут же получил слабый тычок.
- Я и не собиралась, - гордо ответила принцесса, собственно, не спеша выбираться из кольца надёжных рук. - Просто... так получилось.
- Ага, - кивнул капитан, и если бы Нефертари видела его лицо или знала Луффи получше, то заподозрила подлянку. Увы.
Капитан с лёгкостью взобрался на голову Мерри, при этом умудрившись устроить перед собой растерянную Виви и нацепить на её головушку соломенную шляпу. Луффи улыбался широко и счастливо, держал ненавязчиво и крепко, и принцессе даже не пришло в голову ему сказать что-то резкое. В конце концов, с Мугиварой было уютно и совершенно не страшно, пусть тот и творил, зачастую, что хотел. В этом они были похожи - будущий король и будущая королева. И в этом они очень отличались, потому что у Виви долг пленяющий и связывающий по рукам и ногам, а у Монки - безудержный и манящий славой и счастьем. Она должна сделать счастливой страну, а он всего-то свою команду.
Впереди плескалось море игристым вином, ворочалась чёрным глянцем спина морского короля, и всё было очень красиво и очень скучно, потому что морской пейзаж не менялся день за днём. Но Луффи смотрел, и Виви пыталась понять, что именно так влечет капитана туда, за горизонт. Сокровища или что-то совершенно третье?
- Смотри, - голос удивительно тихий, и принцесса вздрогнула и заозиралась по сторонам, пытаясь понять. Море не поменялось, солнце не расплавилось в нём маслом, оставляя золотисто-красные следы, на горизонте нет кораблей. Горячие грубоватые ладони бестактно легли на нежные щечки и повернули голову чуть левее и вниз. Виви прищурилась, попыталась рассмотреть, и её глаза распахнулись от удивления, потому что вот оно - красное масло и золотистый огонь морского солнца. В воде сверкала чешуя диковинной рыбы, совсем рядом с бортом, и нежный, ажурный золотой плавник кокетливо выглядывал из воды. - Шанкс мне говорил, что золотой плавник к удаче. Значит, у нас всё получится.
Принцесса не спрашивала, откуда капитан Мерри Го знает одного из йонко. Она просто посмотрела вперёд и поняла, что море сегодня удивительно красиво, а на душе спокойно и тепло. Принцессу начало клонить в сон, и сильные руки молодого пирата её баюкали, а сердце Луффи стучало ровно и спокойно. Надёжно.
Тук-тук. Тук-тук.

Название: Пара слов о том, как море позолотится
Автор: Ниал
Фэндом: One Piece
Пэйринг: Усопп/Кейми, Усопп/Кая - можно найти между строк, если очень постараться х)
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Флафф
Размер: Драббл,
Статус: закончен
Описание: написано на ЗФБ-15
Примечания автора: Ни одна русалка не пострадала.

Обычный ясный день. Море не волнуется, так, кокетливо ласкает дно корабля. Из-под кромки водной глади выглядывают летучие рыбы. У них бледно-голубые глаза с идеально-круглым провалом зрачка, а чешуя играет от мякоти спелого персика до полоски неба после последнего луча заходящего солнца. Усопп крошит им остатки хлеба, а Чоппер радостно и завороженно следит за полыхающим под солнцем рыбьим огнём: морские обитатели красуются, подставляя наивному взгляду и лучам свои гибкие спины и нежные хвостовые плавники. Их так много, что изящная картина скорее напоминает потревоженный муравейник или бьющийся от страха, пытающийся защитить хозяйку русалочий хвост. Снайпер в последний раз смотрит вниз и видит большие глаза с болотного цвета радужкой, и взгляд у них добрый и немного любопытный, а реснички светлые-светлые. Усопп моргает, и вокруг снова копошатся рыбы. Занять оленёнка какой-то смешной историей становится крайне важно.

Ночью нежная кожа серебрится в лунном свете, и у Усоппа колет в кончиках пальцев от желания стереть россыпь алмазиков-капелек с точеных плеч. Он смотрит сверху вниз, как в расстоянии каких-то нескольких метров изгибается в манящем танце изящное тело, как сильный хвост показывается всего на пару секунд, словно обнажённая, свободная от перчатки ручка маленькой аристократки, пытающейся обратить на себя внимание. Танец в воде похож на ритуал ухаживания, он гипнотизирует сильнее пения сирен, и снайпер не может оторвать своих вострых глаз от этого невинно-порочного действа. Всего один шаг, и холодная мокрая тонкая кожа окажется покорена его сильным натруженным пальцам.
- Эй, Усопп, ты чего, заснул?- позёвывая, спрашивает Санджи, облокачиваясь на борт рядом, и снайпер поражённо моргает: он так засмотрелся, что не заметил приближения накама.- Иди спать, моё время дежурить.
- Ага, спасибо,- непривычно хрипло отвечает Усопп, выдавливает улыбку и хлопает кока по плечу. Море всё также ласково оглаживает дно Санни Го, ничем не потревоженное.

На рассвете солнышко красное, как наливное яблочко, а губы Кейми словно выпачканы его нектаром, и она их бездумно облизывает. И смотрит. Кристальная, прозрачная вода похожа на зеркало, и русалка по другую сторону прикладывает к холодной поверхности свои милые маленькие ладошки с перепоночками и улыбается, показывая очаровательные ямочки. Там, в Зазеркалье, есть своё солнце, а как же без него, и оно светит столь ярко, что позолотит море и волосы Кейми. Короткие, зелёные, а тут словно из лучиков сотканные, из колосьев сделанные. Усопп улыбается сонно и прощально, и немного грустно, потому что дважды уходить от своего счастья - это уже глупость. Но, возможно, когда он станет воином моря, его, заблудшего, примут обратно?

Название: Слабость на двоих
Автор: Ниал
Фэндом: One Piece
Пэйринг: Рейли/Шакки
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Романтика, PWP, ER (Established Relationship)
Размер: Драббл
Статус: закончен
Описание: ЗФБ-15

Приглушенная темнота пустого бара скрывает движения, скрывает тела, но Шакки это не волнует. Она протирает кружки, стирает с прилавка капельки крови и выметает веником выбитые зубы - посетители были скучными и неудачливыми и они быстро надоели хозяйке. Теперь десяток головорезов лежат в овраге, сброшенные туда ласковой рукой женщины с ласковой улыбкой, и никому в целом мире нет до них дела. Шакки перечёркивает их листовки красным крестом, и чужая кровь впитывается в дешёвую бумагу, перемешиваясь с вкраплениями чернил.
В помещении витает слабый запах вишнёвого табака и крепкого кофе, на матово-чёрной поверхности напитка играют слабые солнечные лучи, и Шакки пьёт их, чувствуя на языке эфемерный мёд. Он растекается по её телу, согревая холодную кровь, и отражается во взгляде - таком же тёмном, как кофе - крупинками золота.
Тёмного короля скрывает непроглядная тьма, но его взгляд прорезает её серебром. Шакки не надо поворачиваться, чтобы знать, чтобы видеть, чтобы слышать, как тяжёлые крупные капли стекают по волосам, впитываются в одежду, заставляя её облегать тело. Шакки понимает эти капли, она тоже любит смотреть на тело любимого мужчины, прослеживать пальчиками крепкие мышцы и старые шрамы. Это её маленькая, приятная для обоих слабость, и Рейли, старый плут, с удовольствием потакает своей женщине. В конце концов, они уже достаточно давно вместе, чтобы называть вещи своими именами, чтобы знать о том, что их души во власти друг друга, и это - самая приятная форма рабства.
Рейли всегда подходит первым, садится за стойку и заказывает зелёный чай, оставляя на стойке две золотые монетки, а потом перехватывает чужие пальцы, обжигаясь от желанного прикосновения, но упрямо сжимая их в своей ладони, чтобы потом, переждав секунды, переплести пальцы Шакки со своими. К вишне, дыму и кофе примешивается запах бергамота, и эта причудливая смесь не бьёт голову, а впитывается в кожу, в кровь, смешиваясь с темнотой и медовым светом, и Рейли чувствует непередаваемое тепло, когда касается губами кожи.
Они сидят, пьют каждый свой напиток и никуда не торопятся, ведь, в конце концов, они уже давно не юнцы, стремящиеся жить. Они играют в свою маленькую игру, и этого достаточно, чтобы ненадолго забыть о камне на сердце и удавке на шее - о ждущих в лучшем мире друзьях.
Время не щадит душу, но к телу оказалось милостиво, и Шакки, устроившаяся на барной стойке, всё также привлекательна для мужчин, как и годы назад. Она улыбается, и Рейли видит, что вызов и азарт сменился тягучим и опасным приглашением, и у него перехватывает дыхание - до сих пор и всегда.
- Мальчишка, - смеётся она, зарывается пальцами в седые волосы, когда крепкие руки подхватывают, когда сквозь одежду, горячую живую плоть и ледяные рёбра слышен горячечный стук сердца. Она смеётся, и Рейли пьёт её смех, пьёт дыхание, чтобы дать в ответ своё.
Их дни и ночи давно лишились спешки и пьяной, выжигающей страсти. Зато появилось время не смотреть, а видеть и любоваться красотой тела и души человека, которого знаешь лучше, чем себя. Шакки не стремится оголять своё тело, зато тело Рейли - вполне, и на ковёр стекает белый плащ. Чуткие требовательные пальцы очерчивают руки, медленно поднимаются вверх и спотыкаются о ткань, заставляя Шакки недовольно нахмуриться, а Рейли - улыбнуться. Его всегда умиляло такое поведении подруги, льстило, и подчиниться её пылающему взгляду всегда было приятно. Ведь в награду за догадливость Шакки дарит ему поцелуй и позволяет обнять в ответ, провести руками вдоль тела и остановиться на бёдрах, ощущая всем своим существом, какая она маленькая и хрупкая по сравнению с ним.
Они стоят слишком близко друг к другу, это мешает обзору и исследованию, но Шакки не отстраняется, не хмурится - она тоже любит такие минуты, любит чувствовать надёжность своего избранника, его силу и его слабость - любовь к ней. И она дарит свои обещания в ответ: ждать и терпеть несмотря на причуды и осточертевший холод фляжки на поясе. Шакки улыбается в поцелуй, оглаживает широкие плечи и чуть выгибается, позволяя избавить себя от рубашки. Пурпурный шёлк оказывается внизу, уютно устраиваясь в белых объятиях, и Рейли ласкает губами оголившуюся, не скрытую тканью белья грудь, чувствуя зарождающийся трепет и в несколько движений расправляясь с брюками, прячущими от него сильные стройные ноги. Шакки переступает небрежно, выпутывая ноги из брючин, чтобы через мгновение обхватить ими бедра своего мужчины - Рейли почему-то обожает её носить на руках, особенно такую - полуобнаженную и пылающую неприкрытой чувственностью.
Их поцелуи неспешны, в ласках нет ничего дикого и первозданного - им нет смысла торопить события, нет смысла приближать очередное расставание, которое неизвестно на сколько затянется. Шакки чувствует коленями холод постельного белья, тогда как шею клеймят горячими поцелуями, и к этому нельзя привыкнуть. Нельзя привыкнуть к небу, к огню, к звёздам - они всегда будут вдохновлять и поражать; также нельзя привыкнуть и к любви, и у любовников перехватывает дыхание от всколыхнувшейся запредельной нежности друг к другу. Она подталкивает к сентиментальности, и Шакки довольно жмурится от слов любви, сказанных на ушко, как самый страшный секрет. Шакки никогда не отвечает на признания. Она прижимает к губам серебро волос и смотрит, и в этом взгляде всё видно без лишних слов, поэтому нет смысла произносить их в слух.
Их любовь основана на доверии, поэтому не страшно отдать свои чувства, отдать себя, повиноваться чужим рукам. Они знают все маленькие тайны друг друга, и это делает их ночи особенными, наполненными тихими стонами, дыханием, разделённым на двоих и чувствами, безвольно выплеснутыми на партнёра, когда нет сил терпеть и продолжать.
Шакки никогда не говорит слова любви. Она выводит их прикосновениями, когда уставшая и довольная лежит на чужой груди, вслушиваясь в мерный стук угомонившегося сердца. На коже не остаётся ни единой видимой чёрточки, но Рейли это и не нужно, он чувствует, и этого достаточно.
- Я тоже, - шепчет он, касаясь губами растрёпанных чёрных волос, и его шёпот становится естественным продолжением ночи.
За окном, пробиваясь сквозь плотные шторы, делятся своим серебром лунные лучи.

@темы: Фанфикшен, Усопп/Кайя, Рейли/Шакки, Луффи/Виви, "Усопп/Кейми", "Брук/Нами"

Комментарии
2015-05-08 в 20:10 

Taro Amoretti
"Сейчас бы сто грамм и в фольштендиг..." (с) Эс Нодт
Рэйли и Шакки очень понравились) Спасибо вам!

2015-05-08 в 20:42 

Ниал
кофейная колыбельная
Taro Amoretti, вам спасибо)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

One Piece Rare Het

главная