Скифа
Не нервируйте меня, мне уже трупы девать некуда!
АВТОР: Скифа, ака Урсула
БЕТА: нет, только легкая вычитка автора
ФАНДОМ: Оne Рiece
ПЕРСОНАЖИ/ПАРЫ: Фрэнки/Робин, Зоро/Нами, Коза/Виви, подразумеваются Усопп/Кая, Луффи/Хэнкок и Санджи/?
РЕЙТИНГ: PG-13
ЖАНРЫ: гет, ER, флафф, занавесочная история, юмор
СОДЕРЖАНИЕ: Первой в этом родительском марафоне, как ни странно, оказалась Робин
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: возможен ООС
ОТ АВТОРА: на самом деле, это фанфик о страданиях Санджи.
Это такая древняя задумка, что пилиться она еще с весны, и вот только сейчас по крупицам добрана.
ДИСКЛАЙМЕР: Все герои – Оде, мне – слова и глупые мысли

- Хорошо… Мммм… Очень хорошо…
- Да, просто СУУПЕР!


Первой в этом родительском марафоне, как ни странно, оказалась Робин. Словами было трудно описать лицо Фрэнки, когда за ужином археолог объявила о том, что в ближайшее время она станет матерью, а плотник, соответственно, отцом. Реакция у остальной команды была бурная.
- Ура! У нас будет маленькая Робин или маленький Фрэнки! Крууууто! Праздник-праздник! Санджи, МЯСА! – понятно, что это Луффи прокричал, вскочив на стол и размахивая как мечом полуобглоданной костью.
Сам кок вначале застыл с приветливой улыбкой, но по его лицу, медленно меняющемуся на звериный оскал, легко можно было понять, что мысль до него доходит долго… А уж когда дошла… на пол полетели три порции лапши с акульими плавниками, а блондин рванул на киборга прямо через стол, весь пылая от праведного гнева.
- Ах ты, железяка ржавая! Извращенец! Засранец! Да как ты смел с Робин-чан такое сотворить?! Я тебе сейчас твой голубой ирокез…
Удержать от буйства Санджи смогла только Робин, использовав силу своего фрукта – два десятка рук скрутили кока в бараний рог – и очень строгий взгляд.
- Санджи-сан, доктор вам подтвердит, что беременным волноваться нельзя. Так что, пожалуйста, не надо бить Фрэнки, а то я расстроюсь, – и мягко-мягко улыбнулась, как умеет только Нико Робин. Санджи аж дымом поперхнулся.
Упомянутый Чоппер только-только успел набиться пирожными, поэтому лишь неопределенно промычал что-то утвердительное.
- Поздравляю, друг! – Усопп хлопнул все еще находящегося в прострации плотника по плечу. То отзывалось металлическим гулом.
- И как у него это получилось? Он же железный, – потягивая пиво, пробормотал Зоро. Его поздравления ограничились кивком в сторону будущих родителей и ехидным оскалом в ответ на вспышку кока.
- Ну, он же не на сто процентов железный, – пожала плечами Нами, бултыхая в высоком стакане остатки ромового коктейля. – Детодельный орган у него очень даже настоящий. Робин это еще в Ватер Севен проверила.
Сама штурман горячо поздравила подругу еще два дня назад, когда та только вернулась от Чоппера с результатами анализов. В будущем Нами ожидала роль крестной мамы, которую она с радостью взяла на себя.
- Не знал, что ты такая извращека, что интересуешься чужими «детодельными» органами, – не мог отказать себе в удовольствии подколоть бывшую воровку мечник. Он, конечно, знал, чем это может обернуться, но и промолчать был не в силах.
Навигатор отреагировала на диво спокойно. Фыркнув, она оглядела Зоро с ног до головы, особо уделив внимание «детодельному» месту.
- Охолонись, кактус, – на голову мечника вылился стакан воды со льдом. – Твоя-то железка уже давно заржавела, с твоим-то образом жизни. Так что завидуй молча.
- Нечему тут завидовать, ведьма! - смахнув с лица ледяные капли и проворчав что-то совсем уж неразборчивое, мечник стащил намокшую у ворота рубашку.
Фрэнки продолжал рыдать и бормотать благодарности и прочий счастливо умилительный бред в адрес Робин.
Археолог, сидящая рядом, с несвойственным смущением улыбалась, и пила чай с травяным сбором, на который перешла по рекомендации Чоппера.
Сам доктор был поглощен успокоением Санджи.
Усопп на уголке салфетки спешными штрихами намечал чертеж будущей колыбели.
Рядом с ним Брук, в той же скрюченной позе, строчил кривоватый нотный стан будущей колыбельной, глотая слезы то ли умиления, то ли глубочайшей печали по поводу трусиков. Причем тут они понятно было лишь самому скелету.
Луффи, на которого неосмотрительно все забили из-за внезапной новости, планомерно уничтожал остатки ужина своих накама.

- Сейчас вот и проверим на что способна моя «ржавая железяка»!
- И этот человек еще называл меня извращенкой! Умммм…


Спустя пару месяцев Усопп обратил внимание на то, что Зоро с подозрительным постоянством стал всюду таскаться за навигатором. Когда та загорала на палубе, мечник рядом тягал гири, отжимался и всячески тренировался. Все вроде бы как обычно, но зоркий снайпер заметил, что взгляд Зоро, то и дело соскальзывал с любимой штанги в сторону штурмана. Когда Нами уходила работать в библиотеку с картами, туда же отправлялся и старпом. Подглядевший за ними Усопп узнал, что мечник там… спит, комфортно устроившись на диване.
Но самые сильные подозрения зашевелились в нем, когда при очередной высадке на остров Зоро без всяких просьб подхватил Нами на руки и одним мягким прыжком перемахнул через бортик на песчаный пляж. У Санджи закономерно возникли громкие ногомахательные претензии, от которых Зоро опять же нехарактерно отмахнулся.
- Нда… это как-то подозрительно… – пощипывая бородку, пробормотал Усопп и решил обратиться к самому сведущему члену экипажа. Нет, ни к Робин, а…
- Слушай, Чоппер, а Зоро у нас случайно не заболел?
Олень оторвался от упаковки тридцатой пачки бинтов в свой рюкзак первой помощи и вскинул на парня взгляд, тут же окрасившийся профессиональной обеспокоенностью.
- Нет, а с чего ты взял?
- Ну, он странный в последнее время стал, – и снайпер пересказал все свои наблюдения.
- Ну… с Зоро все в порядке, – косясь в сторону, с явной неохотой протянул Чоппер. – Просто тут такое дело… - оглядевшись по сторонам, доктор поманил товарища нагнуться и прошептал пару слов тому на ухо.
- Да ладно?! – шокировано прокричал Усопп и поспешил самому себе заткнуть рот ладонью. Чоппер припечатал сверху копытом для надежности.
- Тихо ты! Это ж врачебная тайна!
- Ой, да! Прости! – неразборчиво пробормотал снайпер. И когда оба убедились, что его вопль остался незамеченным свободно, но шепотом, добавил. – Но это же полный …ц!
- И не говори, – тяжело вздохнул доктор, рывком стягивая горловину своего рюкзака. - Мне сегодня предстоит рейд на аптеки в поисках убойной дозы успокоительного для Санджи. Он еще от прошлого раза не совсем оправился.
Усопп представил реакцию их кока на «счастливое известие» и опасливо сглотнул.
На следующий вечер картина двухмесячной давности повторилась практически в точности, хотя и приобрела больший трагизм. Особенно для Санджи и Брука.
И если музыкант проявил классовую солидарность к Зоро и все же смог его поздравить, то кок был просто безутешен. Его истерика со слезами, трагическими причитаниями и попытками выброситься за борт, чередовалась со вспышками ярости, когда он рвался придушить старпома руками, ногами и грозился перегрызть тому горло во сне, и длилась около пяти часов.
За это время Чоппер успел вкатить ему три дозы успокоительного, и капельницу с кровью.
Усопп на пару с вдохновленным Фрэнки разработали дизайн еще одной колыбели.
Робин дочитала пособие по уходу за младенцами в возрасте до года и начала методичку, по основам детской гимнастики.
Луффи же счастливо улыбался и жевал сворованный из камбуза окорок. В его понимании если всем хватает мяса, то чем больше накама, тем лучше.

- Стой-стой! Что ты делаешь?! Ах…
- Да, и что это я делаю со своей законной и любимой женой, а?
- Просто продолжай!


- Нееееееет! Виви-чан! И ты тоже?! – Санджи с трагическим воплем упал на колени в тронном зале Алубарны и обхватил руками голову. Его мир продолжал рушиться с ужасающим постоянством.
Смущенно порозовев, юная королева Арабасты положила руку на заметный даже под свободным платьем округлившийся живот.
- Простите, Санджи-сан, ничего не смогла с собой поделать, – и с заговорчиским видом глянула в сторону невозмутимого Козы.
Это сейчас он являл собой образчик спокойствия и непоколебимости, а еще пять месяцев назад при известии, что станет отцом, молодой король лишился дара речи и половину дня слонялся по дворцу в совершенной прострации, натыкаясь на дверные косяки и придворную стражу. Что, естественно, заметно контрастировало с радостно и по-молодецки скачущим будущим дедушкой, который на пару Чаком и Игорамом носился по дворцу и всем по пять-шесть раз рассказывал какая у него замечательная дочь, зять, и ребенок у них будет прекрасный и как он счастлив и собирается прожит еще сто лет, чтобы увидеть правнуков!
Более уравновешенный Пелл, остался подле Виви и всячески поддерживал правительницу, которая не знала за что хвататься – вразумлять мужа, успокаивать отца или покорившись советам придворных лекарей на следующие девять месяцев перейти на постельный режим.
Конец всеобщему балагану положила жена Игорама, которая так звучно рявкнула «А ну ша! Развели тут цирк на выезде!!» что, казалось, будто подскочила вся Алубарна, вместе с дворцом, древними руинами и палаткой-магазином самого последнего торговца верблюдами.
Когда Виви со смехом пересказывала эту историю Нами и Робин, пиратки улыбнулись и, отодвинув в сторону травяной чай (на который Чоппер перевел и Нами), наперебой принялись рассказывать свои истории.
В тот вечер звонкий девичий смех послужил прекрасным музыкальным сопровождением для суровой мужской попойки на терассе, в которой не участвовал лишь Луффи, здраво рассудивший, что приключения в древних руинах Арабасты не грех и повторить. То, что следующим утром на его поиск были направлены три наряда дворцовой стражи и не до конца протрезвевшие злющие накама его естественно не смутило. Было ж весело!

Здраво рассудив, что один раз – случайность, два – совпадение, а три – закономерность, Чоппер провел мощную воспитательно-просветительскую работу с неохваченными родительской лихорадкой товарищами и выдал всем спец. средства.

- Бедный Санджи…
- А при чем тут Санджи-сан?


Правда, после приезда в деревню Сироппа и встречи Каи и Усоппа, последнему эти спец. средства не очень-то и помогли.
Санджи снова был в депрессии.
Фрэнки основательно задумался о том, что бы создать станок для сбора колыбелей и поставить это дело на поток.
Чоппер в лихорадочной поспешности штудировал медицинскую литературу, освежая акушерские знания и прикидывал, а не одолжить ли несколько справочников у Трафальгара Ло.
Робин перешла на подростковую педагогику.
Нами попеременно пыталась научиться шить и вязать. Ее творения в той или иной степени носили все накама. Зоро даже поблагодарил за вязанную зеленую бандану в черных черепах.
Брук считал и пронумеровывал собственные кости, предполагая, что с такой ватагой ребятни может совершенно не фигурально не собрать или не досчитаться костей.
Луффи основательно задумался, а что собственно такого прикольного в этом процессе.

- Луффи?! Что?! Как?! Ааааааах… Как же так, я еще не подготовилась должным образом!
- Забей, мне просто любопытно…


После известия о беременности Императрицы пиратов Санджи лишь нервно дернул глазом. Возможно, остров с неискушенными и всячески заинтересованными амазонками оказал на кока терапевтическое воздействие. А может просто вся команда еще морально отходила после родов Робин.
Правда, не смотря на тотальную занятость, Фрэнки все же доделал чертежи безымянного колыбельного станка. Осталось найти время для подгонки и сборки деталей.
У Нами начались приступа паники, чередовавшиеся с приступами хотения всего, что взбредет в голову.
Зоро и нервный до заикания Усопп просвещались в акушерстве под началом Чоппера, который мечтал об адекватных помощниках на следующих родах. Сам же доктор подозрительно поглядывал на себя в зеркало. Кажется, от всех этих треволнений он начал внесезонно линять, на копытцах появились едва заметные трещинки, а рога подозрительно зашелушились: «Витаминчиков бы попить…»
Луффи нашел детодельный процесс утомительным, но занятным, и не против был бы повторить… как-нибудь попозже.
Малыш Том сладко сопел в своей колыбельке под тихую, струящуюся серебристым ручейком, мелодию колыбельной умиляющегося Брука.

***

- Чего это у тебя там, завитушка? – поинтересовался Зоро, заметив, что блондин застыл у борта с только что полученным письмом, зажатым в стиснутых пальцах.
Кок не ответил. Мечник досадливо чертыхнулся и, не стесняясь, заглянул товарищу через плечо. Послание состояло из одной строчки и знакомой всем подписи:
«Я беременна…»
Переварив дивное в своей лаконичности сообщение, старпом мстительно разухмылялся.
- Поздравляю, дерьмо-кок, наконец-то есть доказательство, что ты настоящий мужик, а то я, признаться, уж и сомневаться начал…
Санджи и в этот раз ничего не ответил, лишь перевел абсолютно пустой взгляд на Зоро, а затем… его глаза закатились и Дьявольская нога со всего размаха хряпнулся о палубу затылком – потерял сознание.
Фрэнки радостно потер ладони – колыбельный станок 2.0, получил возможность оправдать свою предыдущую неудачно взорвавшуюся версию.

@темы: Коза/Виви, Усопп/Кайя, Фанарт, Фанфикшен, Френки/Робин